Вы получите море удовольствия как от разгадывания лабиринтов, так и от их конструирования. При этом вам вовсе не нужно обладать выдающимися способностями к рисованию, так как большинство лабиринтов лучше вычерчивать на бумаге в клетку.

Для этой цели отлично подойдет листочек из обычной школьной тетрадки по математике. Можете также разграфить на клеточки обычный лист бумаги. Когда вы строите лабиринт, не спеша наметьте карандашом все линии, которые хотите показать. Потом обведите эти линии чернилами и сотрите все лишнее.

Примеры лабиринтов, сделанные именно таким способом:  «Вера, Надежда, Любовь«, «Уворачиваясь от мин«, «Отдых на берегу моря«, а также менее традиционные «Дом из 70 комнат«, «Ножницы режут бумагу» и «Шопинг в Нью-Йорке«.

Лабиринты с кривыми линиями, как правило, чертят от руки, но № 25 и № 40 представляют собой концентрические круги, начерченные циркулем. Спирали в № 5 и № 29 чертили также с помощью циркуля, а потом дорисовали от руки. Проведение кривых линий,  конечно, требует некоторых художественных навыков, поскольку важно, чтобы лабиринт не только напрягал ум, но и радовал глаз.  Когда лабиринт с изогнутыми линиями уже готов, часто бывает полезно придать ему более или менее гармоничные очертания,  удлиняя линии, заостряя углы и так далее. Читатель, вероятно, удивится,  как много времени ушло на составление лабиринтов № 15 и № 26.

Даже в прямолинейных лабиринтах не стоит увлекаться большим количеством вертикальных и горизонтальных линий, лучше рассредоточить их продуманно и обоснованно.

Конструирование любого лабиринта полезно начинать с грубой разметки. В процессе работы лабиринт можно будет видоизменить, поскольку иногда тончайшие маленькие разрывы могут впоследствии вызвать механические затруднения. К примеру, когда пять четвертьдюймовых дорожек должны пройти через пространство шириной в один дюйм, необходимы коренные изменения, если ни одну из этих дорожек нельзя направить  в другом направлении. Однако все это – только часть всей забавы построения лабиринтов; такие трудности являются всего лишь зеркальным отображением тех сложностей, от которых получит удовольствие «распутыватель» лабиринтов, когда будет разгадывать вашу изыcканную головоломку.

Для лабиринтов, задача которых состоит не в том, чтобы отыскать путь к цели, лучше всего сделать сначала упрощенный набросок. Предположим, что решение найдено и намечено. Однако есть еще много допустимых приемов, психологических по своей природе, которые необходимы для завершения рисунка. Чисто механические трюки, к которым относятся разрывы настолько крохотные, что тот, кто разгадывает лабиринт, либо не придаст им значения, либо отнесет их на счет небрежностей рисунка, – допускать крайне нечестно.

Нужно приложить все усилия, чтобы рисунок был четким и честным с точки зрения исполнения, и, кроме того, любое  дополнительное усложнение, включенное в задачу, должно быть оговорено по всем существенным элементам без логических и стилистических неясностей.

Такие пояснения, можно давать безусловно, заинтриговав читателя прямым намеком на то, что они являются скрытыми: например, в виде рифмовки или скороговорки, или нарочито возмутиться по поводу буквального понимания таких указаний.

Никогда не ориентируйтесь на наличие у читателя специальных знаний – только на общую эрудицию.

Вот список основных допустимых приемов.

Первое. В зависимости от стойкости намерения разгадчика рано или поздно он подвергнется искушению начать прохождение лабиринта с другого конца. Поэтому всегда прокладывайте по крайней мере один тупиковый проход назад от цели. Этот тупик должен быть достаточно запутанным, чтобы постоянно держать разгадчика в замешательстве, однако при этом не занимать много места, поскольку такой прием является лишь вспомогательным.

Второе. Большинство людей правши – поэтому в любой задаче они будут чаще поворачивать направо, чем налево. Следовательно, более половины поворотов в вашем решении должно быть левосторонними и самые остроумные ловушки должны уводить с правильного пути бросающимися в глаза правосторонними поворотами.

Третье. Не стесняйтесь пользоваться таким испытанным веками подвохом, как ложный непрерывный путь,  ведущий прямо к центру, в то время как правильный путь прокладывается по периферии лабиринта и ведет сначала в другую сторону и лишь потом делает неожиданный поворот в нужном направлении. Если же правильный путь идет прямо к цели, запустите на некотором расстоянии от него еще парочку-другую параллельных ложных дорожек. Тогда разгадчик лабиринта, наученный горьким опытом ложных дорожек, ведущих в никуда, с уверенностью пренебрежет и правильным путем.

Этот принцип был использован в подготовительной части к задаче № 22. Сначала  был построен лабиринт с очень широкими проходами, а потом проведена линия по центру каждой дорожки, зрительно удваивающая, таким образом, размер лабиринта за счет полного набора ложных параллельных путей.

Четвертое. Некоторые из извилистых дорожек должны обязательно соединяться, но убедитесь в том, что это не самые короткие пути к цели. Соединяйте только те проходы, которые идут мимо правильного пути в близлежащих точках, так как, когда разгадчик придет назад окольным путем почти к тому самому месту, с которого начал, он вряд ли захочет размышлять о том, какая дорожка лучше. По возможности соединяйте вместе различные боковые дорожки, которые отходят от тех же тупиковых проходов. В самом деле, система ответвлений от тупиковых проходов  делает лабиринт настолько сложным, насколько вы хотите заставить своих друзей и врагов помучиться.

Пятое. Избегайте скоплений тупиковых проходов на небольшой площади, поскольку часто глаз может воспринимать такую группу как одно целое, окруженное непрерывной линией. Ни одна часть лабиринта не должна из-за этого обнаружить свою природу, но если окажется невозможным справиться с такими упрощениями, можно в некоторых случаях сбить разгадчика с толку описанными далее приемами.

Шестое. Существуют чисто психологические препятствия, которые можно поставить разными способами. Одно из них – размещение не относящихся непосредственно к лабиринту объектов, окружающих проходы. К примеру – один только вид таких образцов, как № 5, 17, 26 и 35 заставляют подсознание испуганно шептать “Ой, боюсь, боюсь!”. Разгадчик пленен – сам не зная почему – такой кишечной экспозицией; он может даже в оцепенении замереть, чтобы не допустить спазмов, начинающихся  при виде тщетности изучения неких групп тупиковых путей. Можно использовать растянутые конечности, искривленные туловища, выпученные глаза и даже фаллические символы, но они должны быть изображены таким образом, чтобы их можно было опознать только подсознательно. К примеру, особым образом размещенная небольшая круглая или миндалевидная форма, или соответствующим образом подобранное утолщение линий могут символизировать пристально смотрящий глаз.

Седьмое. В некоторых типах лабиринтов может быть обыгран глаз как таковой. Лабиринт № 37 полностью опирается на оптическую иллюзию, а рисунок № 13 иллюстрирует другой тип оптического обмана, который тоже иногда можно использовать.

Тип оптического обмана

Действие искривленного куба из № 4 обусловлено тем, что глаз предпочитает выбрать выход из куба по выпуклостям и точкам, указанным стрелками в a), чем бросить вызов вогнутым поверхностям. Он также предпочитает следовать по лезвиям ножниц и острым углам «бумаги», как показано на рисунках b) и с) соответственно. Следует сказать, что лабиринт сконструирован  таким образом, что если глаз поддастся своему естественному импульсу, он никогда не решит задачу.

Читатель, вероятно, почувствовал, что мы перегрузили тему построения лабиринта не столь важными правилами и принципами, что весь этот долгий разговор о «психологии», «иллюзиях», «допустимых приемах» и тому подобном слишком претенциозен для такой тривиальной темы. Он может даже начать сомневаться, стоит ли самому связываться со всеми этими проблемами, и готов обвинить нас в обмане относительно простоты построения лабиринтов, о которой мы писали в начале этой главы.

Если это действительно так, мы поспешим отметить, что «тайны ремесла», приведенные в предшествующих пунктах, – просто отшлифовка простой по сути идеи. Эти приемы появились в результате анализа удачных лабиринтов, нарисованных не по установленным правилам. Короче говоря, если читателю близка тема лабиринтов, то собственный природный инстинкт и смекалка неосознанно приведут его к тем же путям, а  разработанные здесь положения являются главным образом попыткой привести к некоторому пониманию того, как сделать работающий лабиринт. Они являются скорее не набором инструкций, а объяснением магии лабиринтов.

Для начала нарисуйте свой лабиринт. Если он сразит ваших друзей, сами проанализируйте его. Если же он не понравится им, тогда можно надеяться, что изучение вышеприведенных инструкций сможет помочь вам добиться того, чего не удалось бы сделать без них. Построение лабиринтов может оказаться интереснейшим и захватывающим занятием – многое зависит, как мы уже говорили, от вашего настроения в данный момент.